Главная

Глава 2
I. Find the English equivalents in the text.


p.7

 

 

 

 

 

p.8

 

 

 

 

p.9

 

 

p.10

 

 

p.11

 

 

 

p.12

 

p.13

 

 

С волосами над верхней губой
Сводная сестра
Быть замужем дважды
У меня за душой ни гроша, а у неё большое состояние
Я- некрасивая брюнетка, она прелестная блондинка.
Быть привязанным к друг другу
Угождать обоим
Примириться с чем-либо
Неспокойный, неугомонный
Жажда приключений
Вернула меня к мысли о женщине в белом
Показывая живой интерес
Я представлю вас своей сестре
Роскошная комната
Чересчур хрупкий
Сказал он капризным голосом
Невыносимо страдать от громких голосов
Потерять интерес
Привести в порядок
С большим облегчением я покинул комнату
Заметила взгляды, которые я украдкой бросал на дверь
Голубое платье в полоску
С взглядом глубокой правдивости
Трудно заметить отдельные черты
Маленький, хотя и неидеально правильный нос
Мягкие нежные губы
Когда я остался один,  мне стало не по себе, и я чувствовал недовольство самим собой
По моей просьбе
Это был вечер незабываемых впечатлений и звуков
Вышла в озаренный луной сад
Вся в белом
Она вылитая…
Роковое сходство
Очень неохотно
Секрет между нами
Мой первый полный событий день закончился
Мне пришлось сознаться самому себе
Опасная близость
Наклонялись над альбомом
Не поддается описанию
Покинуть дом пока ещё не поздно(не сделано никакого вреда)
Это последнее слово, как выстрел пронзили мое сердце
Покончить с  чем-либо
Выйти замуж по любви, по сердечной привязанности
Чем скорее, тем лучше
Она помедлила

Translate in writing.

I found myself in a large, lofty room, with a magnificent carved ceiling, and with a carpet over the floor, so thick and soft that it felt like piles of velvet under my feet. One side of the room was occupied by a long bookcase of some rare inlaid wood that was quite new to me. It was not more than six feet high, and the top was adorned with statuettes in marble, ranged at regular distances one from the other. On the opposite side stood two antique cabinets: and between them, and above them, hung a picture of the Virgin and Child, protected by glass, and bearing Raphael's name on the gilt tablet at the bottom of the frame. On my right hand and on my left, as I stood inside the door, were chiffoniers and little stands in buhl and marquetterie, loaded with figures in Dresden china, with rare vases, ivory ornaments, and toys and curiosities that sparkled at all points with gold, silver, and precious stones. At the lower end of the room, opposite to me, the windows were concealed and the sunlight was tempered by large blinds of the same pale sea-green colour as the curtains over the door. The light thus produced was deliriously soft, mysterious, and subdued; it fell equally upon all the objects in the room; it helped to intensify the deep silence, and the air of profound seclusion that possessed the place; and it surrounded, with an appropriate halo of repose, the solitary figure of the master of the house, leaning back, listlessly composed, in a large easy-chair, with a reading-easel fastened on one of its arms, and a little table on the other.