Главная

 

Билет 3

Фрагмент пресс-конференции с участием В.Путина, Ж.Ширака, Г. Шрёдера.

 

QUЕSТЮN: My question is for Mr. Putin and perhaps also for Mr. Schroeder or Mr. Chirac. It concerns the Iranian nuclear issue. Now that the European troika has had some success in negotiations with Iran and has man­aged to reduce the pressure on Iran from the United States, and now that Russia has signed an agreement with Iran оn returning spent nuclear fuel, what other issues are still to bе settled regarding Iran's nuclear ambitions, and to what extent is there а correlation in these two policies towards Iran, from the European Union troika оn the оnе hand, and Russia оn the other?

В. ПУТИН: Должен сказать, что по иранской проблематике у нас с нашими европейскими партнерами достаточно высокое понимание. Ника­ких противоречий в наших позициях нет. Мы исходим из одного непре­ложного принципа – принципа нераспространения ядерного оружия. Этому посвящены все наши действия по иранскому «ядерному досье», из этого мы исходим и вместе ищем такие пути решения проблемы, которые не ущемляли бы интересы Ирана в реализации его планов мирного ис­пользования ядерной энергетики.
Есть ли здесь еще проблемы? Проблемы могут быть только в одном: в последовательности иранской позиции в подчинении и транспарентности всех своих ядерных программ МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) и демонстра­ции своего полного отказа от приобретения ядерного оружия. Никаких дрyгих ограничений нет.
Мы действительно подписали с Ираном очень важный для нас договор о возврате ядерного топлива. И в соответствии с договоренностями мы будем исполнять эти обязательства на двусторонней основе, но будем внимательно следить за уровнем сотрудничества Ирана с международны­ми организациями по контролю за ядерными технологиями.

GERНARD SCНROEDER: I have по objections to make. We know that Iran is carrying out nuclear research and we naturally share Mr. Putin's approach to this issue. We cannot allow the proliferation of nuclear weapons. In this respect we highly value the Russian Federation's position and the policy it pursues.

JACQUES СНIRAС: I agree completely with this view and with what the Chancellor has just said. We fully support the Russian position and view it posi­tively. We have по objections.
QUESTION: Тhe war in Iraq ended two years ago. You are all leaders of countries that opposed this war. How do you view the current situation in Iraq?

GERНARD SCНROEDER: We think that Iraqi society has begun moving forward along the path to democracy. As you know, our country is currently hеlping the Iraqi government and the Iraqi роliсе. We are providing training and асting as advisers on many questions. We are trying to make our contribution to normalizing the situation there and returning stability to the country.

Перевод Кулагиной Н.

Билет 3
Фрагмент пресс-конференции с участием В.Путина, Ж.Ширака, Г. Шрёдера.
The extract of the press conference with V. Putin, J. Chirac and G. Schroeder.

 QUЕSТЮN: My question is for Mr. Putin and perhaps also for Mr. Schroeder or Mr. Chirac. It concerns the Iranian nuclear issue. Now that the European troika has had some success in negotiations with Iran and has man­aged to reduce the pressure on Iran from the United States, and now that Russia has signed an agreement with Iran оn returning spent nuclear fuel, what other issues are still to bе settled regarding Iran's nuclear ambitions, and to what extent is there а correlation in these two policies towards Iran, from the European Union troika оn the оnе hand, and Russia оn the other?

Вопрос: Мой вопрос – для г-на Путина, а также, возможно, для г-на Шредера и г-на Ширака. Он касается иранской ядерной проблемы. Сейчас, когда Европейская тройка успешно провела переговоры с Ираном, и ей удалось уменьшить давление на Иран со стороны США, а Россия подписала с Ираном соглашение о возврате отработанного ядерного топлива, какие еще проблемы, касающиеся иранских ядерных планов, должны быть решены? В какой степени существует взаимосвязь между политикой, проводимой в отношении Ирана со стороны Европейской тройки и со стороны России?

В. ПУТИН: Должен сказать, что по иранской проблематике у нас с нашими европейскими партнерами достаточно высокое понимание. Ника­ких противоречий в наших позициях нет. Мы исходим из одного непре­ложного принципа – принципа нераспространения ядерного оружия. Этому посвящены все наши действия по иранскому «ядерному досье», из этого мы исходим и вместе ищем такие пути решения проблемы, которые не ущемляли бы интересы Ирана в реализации его планов мирного ис­пользования ядерной энергетики.
Есть ли здесь еще проблемы? Проблемы могут быть только в одном: в последовательности иранской позиции в подчинении и транспарентности всех своих ядерных программ МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) и демонстра­ции своего полного отказа от приобретения ядерного оружия. Никаких дрyгих ограничений нет.
Мы действительно подписали с Ираном очень важный для нас договор о возврате ядерного топлива. И в соответствии с договоренностями мы будем исполнять эти обязательства на двусторонней основе, но будем внимательно следить за уровнем сотрудничества Ирана с международны­ми организациями по контролю за ядерными технологиями.

V. Putin: I should say that we and our European partners have a high level of understanding concerning Iranian issue. There are no contradictions (conflicts) in our positions. We proceed from one indisputable principle – the principle of non-proliferation of nuclear weapons. All our actions concerning the “Iranian file” are based on this principle, we proceed from this and together we are looking for such ways of solving this problem that would not infringe upon Iran`s interests in realization of its plans concerning peaceful use of nuclear energy. Are there any other problems left? Problems consist in the following: sequence concerning Iranian issue in subordination and transparency of all Iran`s nuclear IAEA programs and demonstration of their complete refusal from obtaining nuclear weapons. There are no other restrictions.
We did sign a very important agreement with Iran on returning spent nuclear fuel. And according to our agreements we will carry out our obligations on bilateral basis, and we will keep an eye on the level of Iranian collaboration with international nuclear technology supervisory organizations. 
        
GERНARD SCНROEDER: I have по objections to make. We know that Iran is carrying out nuclear research and we naturally share Mr. Putin's approach to this issue. We cannot allow the proliferation of nuclear weapons. In this respect we highly value the Russian Federation's position and the policy it pursues.

Герхард Шредер: Мне нечего возразить. Мы знаем, что Иран проводит ядерные исследования и мы полностью разделяем мнение г-на Путина по этому вопросу. Нам нельзя допустить распространения ядерного оружия. В этом отношении мы полностью поддерживаем позицию РФ и ту политику, которую она проводит. 

JACQUES СНIRAС: I agree completely with this view and with what the Chancellor has just said. We fully support the Russian position and view it posi­tively. We have по objections.

Жак Ширак: Я полностью согласен с тем, что только что сказал г-н канцлер. Мы полностью поддерживаем позицию России и рассматриваем ее с положительной точки зрения. У нас нет возражений.

QUESTION: Тhe war in Iraq ended two years ago. You are all leaders of countries that opposed this war. How do you view the current situation in Iraq?

Вопрос: Война в Ираке закончилась 2 года назад. Вы – лидеры стран, выступавших против войны. Что вы можете сказать о нынешней ситуации в Ираке?

GERНARD SCНROEDER: We think that Iraqi society has begun moving forward along the path to democracy. As you know, our country is currently hеlping the Iraqi government and the Iraqi роliсе. We are providing training and асting as advisers on many questions. We are trying to make our contribution to normalizing the situation there and returning stability to the country.

Герхард Шредер: Мы думаем, что иракское общество начало двигаться в сторону демократии. Как вы знаете, наша страна сейчас помогает иракскому правительству и полиции. Мы проводим обучение и выступаем советниками по многим вопросам. Мы пытаемся внести свой вклад в нормализацию ситуации и возвращение стабильности в страну.