Главная

 

Билет 15

Фрагмент интервью с устным переводчиком Алеком Тумаяном.

 

Корреспондент: Что, если в процессе устного перевода разгораются страсти? Должен ли переводчик пытаться отразить напряжение в переводе, или оно в любом случае преодолевает языковой барьер и без его помощи?

А.: I think the body language is quite obvious, quite clear. And if there is a tense situation, you should not try to defuse the tension.
     It may be the intention of the speaker that he is very-very annoyed and he is getting very-very impatient. I remember a meeting between a very distinguished American Labor leader and his counterpart from a French-speaking country. And at one point the visitor said: “But you are not being very patient!” And the American turned to him and said: “I am a very impatient person. Yes, Yes indeed”. And the meaning was clear, and it was said in a gruff, straightforward way. And it would be a mistake on the part of the interpreter to try to soften the impact. At the same time you should be very careful that you do not heighten the tension by inadvertently using a word stronger, than the word intended.

Корреспондент: Иногда непонимание может вести к возникновению весьма неловких ситуаций.

А.: One day President Reagan was escorting Madam Mitterand to her place at the table in the formal White House dining room. He was following her, Secret Service agents were following the President, and I was trying to get as close as I could to the President because I knew that there might be conversation. But the Secret Service agent kept elbowing me out of the way. Obviously, I presented great danger to the President in his own dining room! So, at one point Madam Mitterand stops and President Reagan motions to her to walk on to the table. But she stops, she turns back to me, and she is laughing, and I cannot hear what she is saying. So I try to get closer. But the Secret Service agent is in the way, so I lean one way, and Madam Mitterand leans the other way and finally she says “Vous marches sur ma robe”, which means “You are stepping on my dress”. And this was exactly what I said in English! I was not going to tell the President, “Mr. President, YOU are stepping on her dress”, thus conveying to him he was lacking in social graces. I just blurted out as interpreters always do, in the first person singular, speaking exactly as the speaker is speaking. And a number of people found the story absolutely hilarious, and it was repeated here and there.

разгораются страсти

passions are flaring up

отразить

to convey

to defuse the tension

разрядить обстановку

distinguished

знаменитый

gruff

резко

impact

воздействие

heighten

усилить

inadvertently

оплошно

elbowing me out of

оттеснять

motions

жестом предлагать

lacking in social graces

не хватает светского изящества

blurt out

выпалить

hilarious

весёлый

Перевод Афанасьевой А.

An extract of the interview with Aleck Tumayan, the interpreter.

Cor. What if passions are flaring up during the interpretation? Should an interpreter try to express the tension or does it get over the language barrier without the interpreter’s help?

A.T. Я считаю, что язык жестов достаточно ясен и понятен. Если же и возникает напряженная ситуация, то вы не должны пытаться разрядить обстановку.
Может быть, говорящий как раз и хочет передать, что он очень раздражен и его терпение заканчивается. Помню встречу между выдающимся американским профсоюзным лидером и его коллегой из франкоязычной страны. В какой-то момент гость сказал: «Но вы очень нетерпеливы!». Американец повернулся к нему и ответил: «Я очень нетерпеливый человек. Да, да, так оно и есть». Сказано все было резко, прямо, и смысл был понятен. Со стороны переводчика было бы ошибкой попытаться смягчить положение. Однако нужно быть очень и очень осторожным, чтобы наоборот не усилить напряжение, оплошно используя более сильное слово, чем нужно.

Cor. Sometimes misunderstanding can lead to highly embarrassing situations.

A.T. Однажды президент Рейган сопровождал госпожу Миттеран до ее места за столом во время официального обеденного приема в Белом Доме. Президент шел следом за госпожой Миттеран, следом за президентом Рейганом шли агенты секретной службы. Я же пытался быть как можно ближе к Президенту, поскольку знал, что между могла бы завязаться беседа. Но агент секретной службы продолжал оттеснять меня. Очевидно, я представлял большую угрозу для президента в его же собственной приемной! И так, в какой-то момент, госпожа Миттеран останавливается, а президент жестом предлагает ей пройти за стол. Но она все еще стоит. Затем поворачивается ко мне и смеется, а я не слышу, что же она говорит. Я пытаюсь подойти поближе. Но на пути у меня спецагент. Поэтому я наклоняюсь, тоже делает и госпожа Миттеран и наконец-то говорит: “Vous marches sur ma robe”, что означает «Вы наступаете мне на платье». И именно это я произнес на английском. Я не собирался говорить президенту: «Господин Президент, вы наступаете на ее платье!» таким образом давая президенту понять, что ему не хватает светских манер. Я просто выпалил, как делаем все мы, переводчики, передавая именно то, что сказал говорящий от первого лица единственного числа. Многим эта история показалась очень весёлой и ее можно было услышать сплошь и рядом.